Виктория Белая: Недоношенные дети – результат неправильного отношения к беременности

Лера Нежина, специально для KOLOBOK.UA,
5 декабря, 2016 13:27 / Роды

Недоношенный ребенок — это кроха, родившийся при сроке менее 37 полных недель с низким параметром веса. Совсем маленький человечек, он приходит в мир с массой проблем – плохим дыханием, зрением и слухом. Но он жив, и как все мы, имеет право на счастье и здоровье.

В Киеве такими детками занимаются в Перинатальном центре на Предславинской, 9. Профессионалы своего дела по-настоящему заботятся о маленьких пациентах, некоторые из которых живут со своими мамами здесь по полгода. С какими проблемами сталкиваются эти люди, каким образом им удается сохранять бодрость духа, ежедневно облегчая страдания малышей, и как государство участвует во всем этом, в эксклюзивном интервью kolobok.ua рассказала главврач центра Виктория Белая.

- Виктория Владимировна, в чем основная проблема недоношенной беременности, на ваш взгляд?

- В числе причин на первом месте социальные проблемы. Сегодня все женщины активные, работающие, плюс, намного вперед сдвинулся возраст первородящих – сейчас женщина позволяет себе родить первенца, когда ей уже за тридцать три. При этом я не могу сказать, что это очень поздно, здесь вопрос в другом: женщины не очень правильно относятся к своей беременности. Все бизнес-леди, у всех работа на первом месте, все за рулем.

Читайте такжеВ Киеве пройдет праздник в честь недоношенных детей

Еще сюда я бы отнесла увеличение показателей так называемой «ЭКОшной беременности», когда зачатие происходит с помощью вспомогательной репродуктивной технологии, после которой большой процент – преждевременные роды. И я не знаю, почему эти женщины не донашивают. То ли их не обследуют, как положено, то ли технология эта у нас еще не на должном уровне…

- С чем связано увеличение числа женщин, решившихся на искусственное оплодотворение? От отчаяния?

- Я думаю, они просто не хотят вникать в проблему, находят самый быстрый способ ее решения. Я лично знаю несколько пар, которые абсолютно здоровы, прожили вместе всего пару лет, решили, что не могут забеременеть самостоятельно и пошли на ЭКО.

- Но вряд ли это правильно?

- Мне тоже кажется, что это не очень правильно (улыбается). Вторая причина, по которой в нашей стране довольно большой процент недоношенной беременности, на мой взгляд, заключается в упущении огромного пласта просветительской работы. Современные юноши и особенно девушки, к сожалению, не до конца (или не совсем правильно) понимают, что такое нормальная самостоятельная беременность, а мы с ними об этом не говорим. Сюда же отнесем очень большой процент прерываемой беременности, а также инфекций. Мы не проводим беседу с детьми, и в результате получаем почти полную безответственность с их стороны и абсолютную неподготовленность к материнству.

- Какие главные проблемы у недоношенных малышей?

- Знаете, еще пять лет назад нам казалось, что ребенок, родившийся с весом в 1600 – это катастрофа. Сегодня таких малышей мы уже не считаем проблемными, мы научились их выхаживать. Сегодня особенную сложность представляют так называемые глубоко недоношенные дети (рожденные до 30 недель с экстремально низкой массой тела, до 500 г), у которых недоразвиты внутренние органы, системы дыхания (БЛД – бронхолегочная дисплазия), кровообращения. У этих детей проблемы со слухом (у них может быть врожденная глухота), со зрением, неврологические, а в будущем и психоэмоциональные проблемы.

Читайте такжеРожаем правильно: как выбрать хороший роддом

Такие детки находятся у нас до полугода. 3-4 месяца в среднем. И мамы находятся вместе с детьми, и у них начинаются проблемы тоже. Ну, представьте, вы находитесь несколько месяцев в закрытом пространстве. По мере сил мы стараемся создать им условия – к ним приходят папы, бабушки, мам отпускают в парикмахерскую, психологи наши с ними работают.

- Находясь в таких условиях, матери не начинают ненавидеть своих детей?

- Детей нет, но самих себя – почти все. В какой-то период у них наступает перелом, они все время плачут, становятся агрессивными. Чтобы как-то разрядить обстановку, мы приглашаем мамочек, которые уже прошли у нас курс лечения со своими детками. Они приходят, рассказывают, как им тоже было трудно и как они справлялись, утешают, говорят, что рано или поздно все будет хорошо. К ним всегда подключаются наши штатные психологи.

- После того, как деток выпишут, как они живут дальше? Они же по всем категориям особенные…

- Безусловно, мамы сталкиваются, в первую очередь, с тем, что в нашей стране недостаточно профильных специалистов, которые могли бы правильно заниматься такими детками. Во всем мире давно практикуется система катамнез – наблюдение после выписки. Эта система специально разработана для недоношенных детей: в группу входят педиатр, психолог, реабилитолог, медсестра и социальный работник. И мама должна знать, что она может в любое время прийти в такой центр, где ее ребенка обследуют, увидят проблемы, которые нуждаются в дальнейшем лечении. Это называется раннее вмешательство.

- В Украине такие центры есть?

- Нет. 

- Другими словами, государство никак не принимает участие в проблеме недоношенных детей?

- Это следующая наша проблема. Перинатальный центр – очень хорошая идея, просто шикарная, и мы все радовались, когда в Украине ее начали воплощать. Мы были вторыми по счету после Кировоградского центра, но потом… Потом мы оказались брошены на произвол судьбы.

- То есть, финансирование идет как на обычный родильный дом?

- Именно так. И потому что мы не обычный родильный дом, мы нуждаемся в специальном оборудовании, в квалифицированных кадрах, которые на этом оборудовании смогут работать, плюс, поскольку оборудование изнашивается, нужно еще содержать технический штат. Нам, конечно, очень помогают различные благотворительные организации – устраивают различные аукционы, забеги, лотереи, но в основном, к сожалению, большинство расходов ложится на плечи мам.

- А меценаты? У нас в стране все еще достаточно богатых людей.

- Знаете, мне кажется, перинатальный центр не должен быть проблемой богатых людей. Государство запустило отличную идею, но теперь необходимо поднять ее на определенную ступень.

Читайте такжеЧто чувствует ребенок в утробе матери

Вы представляете, какая сложнейшая ситуация у нас с кадровым потенциалом? Мы врачей, медсестер обучили – замечательно работаем, но вот открывается частный роддом, где зарплаты, понятно, больше и люди уходят туда. А нам приходится все начинать сначала. Кроме прочего, сама по себе работа в перинатальном центре не из легких, давайте уж начистоту. Многие поработают одно-два дежурства и уходят. 

- Что помогает «не выгореть» тем, кто остается?

- Мне кажется, работа с такими детьми – это, в первую очередь, призвание. Люди у нас действительно энтузиасты своего дела, они хотят и, главное, любят то, чем занимаются. Вот, например, заведующая детской реанимацией Тышкевич Валерия Николаевна – смотришь на человека и понимаешь – это ее. Она буквально находится здесь сутками, и дочка ее поступила в мединститут, тоже будет неонатологом.

С другой стороны, у меня ощущение, что все мы чего-то недодаем своим семьям, потому что основная энергия уходит на работу. У нас нет праздников, нормальных выходных, отпуск мы подгадываем не под семью, а под работу. Откровенно скажу: я постоянно живу с ощущением, что не отдала своим детям то материнское тепло, которое должна была отдать. Я отдала это работе.

- Ваши дети тоже медики?

- Да, к сожалению (смеется). Я умоляла их выбрать другую профессию, хотела, чтобы они жили в семье, а не на работе, но, увы, - и сын, и дочка выбрали мой путь.

беременность и роды , недоношенный ребенок , интервью Источник: KOLOBOK.UA
материалы по теме
коментарии (27)
осталось 1000 символов
Слушать 'Наше Радио'
Цитата дня Хорошее случается всегда трижды.  Братья Гримм