«Хорошая мама предсказуема для ребенка»: интервью с Людмилой Петрановской

Алина Полищук
Алина Полищук

Редактор

Все статьи автора...

«Хорошая мама предсказуема для ребенка»: интервью с Людмилой Петрановской
Людмила Петрановская рассказала о материнской тревожности и семейном абьюзе
открытые источники

Психолог Людмила Петрановская рассказала о том, какой должна быть хорошая мама, о роли отца в воспитании детей, синдроме тревожной мамы, личных границах и семейном абьюзе

Людмила Петрановская – один из первых психологов на постсоветским пространстве, который дал мамам «официальное» разрешение заботиться о себе и не винить себя за то, что они уделяют мало времени своему ребенку. Она в простой и доступной форме объясняет, что хорошая мама – это в первую очередь, счастливая мама. В своем интервью для Yuotube-канала «Ходят слухи» Людмила Петрановская затронула много важных для родителей тем. Мы отобрали для вас самые полезные и интересные точки зрения.

Какой должна быть достаточно хорошая мама?

«Достаточно хорошая мама – это мама, которая в достаточной степени доступна ребенку. Это не значит, что всегда, и ни в коем случае нельзя отлучиться на полчаса, даже если речь идет о маленьких детях. Хорошая мама в достаточной степени предсказуема для ребенка, ее не носит между огромным количеством внимания и отстраненностью. Хорошая мама в достаточной степени безопасна – то есть, не обижает ребенка. И в достаточной степени откликается заботой на базовые нужды ребенка. Этого абсолютно хватает. Все остальное – как у кого получается».

Время с ребенком: важно качество или количество?

Ребенку важно видеть и чувствовать, что мама ему рада / istockphoto.com

«Маленькому ребенку нужно больше времени, чтобы в доступе был родитель или другой «свой» взрослый. Однако находиться с ребенком 24 часа в сутки, все это ненавидеть и падать от усталости – это точно плохой вариант. Очевидно: ребенку нужно не просто ваше присутствие как таковое, ребенку нужен хороший контакт. Опять-таки, это не значит, что вы с утра до вечера смотрите на него с обожанием и все время придумываете для него какие-то развлечения. Это значит, что вы можете заниматься своими делами, но откликаетесь, когда ребенку нужно, и он при этом видит, что вы ему рады. Вот это и есть хороший контакт.

Если ребенка воспитывает один родитель […] это очень большая нагрузка. Одному родителю вытянуть ребенка, если нет группы поддержки – это очень тяжело. Элементарно: заболел, и кто поможет, кто перехватит ребенка? Одному ребенку достаточно одного взрослого. Вопрос в том, что взрослому тяжело.  И если нет партнера, важно привлекать семью, друзей, специалистов. Чтобы родитель не чувствовал такого, что либо он, либо никто».

Что делать, если папе не интересно с ребенком?

Папа должен принимать участие в заботах об общем ребенке / istockphoto.com

«Если есть нуклеарная семья (то, что называется пара), это выглядит довольно странно. То есть, первые три года тебе не интересно. А жене должно быть интересно? Или ее не спрашивают, интересно или нет? Маме тоже не всегда интересно обсуждать Свинку Пеппу или мыть попу. Ребенку нужен определенный уход и определенная забота. Это ребенок двоих, соответственно, этот уход и заботу нужно как-то делить между собой в зависимости от всех прочих обстоятельств. Кто сказал, что это должно быть все время зашибись, как интересно?

Я вот эту историю про «не хочет» [воспитывать ребенка] в принципе не понимаю. Если не хочешь, есть только один гарантированный способ не растить детей – спи один. И не надо будет никому попу мыть. Все знают, откуда берутся дети и как все устроено, поэтому разводить здесь детский сад (хочу – не хочу) довольно странно».

Тревожная мама: нормально ли это и что с этим делать?

Тревожная мама часто не замечает настоящих поводов для тревоги / istockphoto.com

«Тревожность в связи с появлением ребенка – это нормально и эволюционно оправдано. Если бы с появлением малыша женщины не тревожились задолго до появления психологов и органов опеки – человечество бы не выжило. Никакой тревожности: родила, оставила под кустиком и пошла по своим делам. Так что, прежде всего, не надо с этой тревожностью бороться, считать ее какой-то своей проблемой и виной.

Другой вопрос, что эта тревожность иногда выходит из берегов и становится неадекватной тем нуждам, которые требуют внимательности и бдительности. При этом очень часто это все сопровождается отсутствием тревожности там, где это действительно надо.

Например, если спросить у родителей, чего они больше всего боятся для своих детей, в первую очередь будут всплывать какие-то похищения педофилом. Но похищение педофилом статистически крайне редкое явление. Например, из окон каждый год выпадает совсем другое количество детей. Но те же самые родители, которые панически боятся похищения педофилом, могут не поставить фиксаторы на окна. […]

Это парадоксы нашего восприятия опасных и неопасных факторов. Что здесь нужно делать? Включать голову, анализировать статистику. Понимать, что какие-то картинки нас очень пугают, но статистически вероятность этого события невелика, а какие-то другие реальные опасности существуют, но мы иногда не придаем им значения.

Отдельный вопрос – это тревожность сразу после рождения ребенка.  Например, панические просыпания по ночам с проверкой, дышит или не дышит […] Если это переходит границы, я бы рекомендовала пообщаться с психологом, потому что на фоне гормональной перестройки могут развиваться настоящие тревожные расстройства. Это все хорошо поддается лечению. Главное это не запускать, потому что потом начинается физиологический ущерб здоровью».

Как научить ребенка защищать свои личные границы

Учить ребенка личным границам нужно уважением к его желаниям / istockphoto.com

«Ребенок, который уверен в том, что он имеет право хотеть и имеет право не хотеть.. Это не значит, что всегда будет по его, но за сам тот факт, что он хочет или не хочет, никто не будет его обвинять, – такой ребенок обычно как-то с этим неплохо справляется. Да, бывают ситуации, когда он сталкивается с буллингом, или встречается какой-то совершенного агрессивный человек – то, с чем он не может справиться в силу возраста. Тогда он должен понимать, что есть родители, которым он может об этом рассказать, и они придут на помощь.

Но в общем и целом мы учим ребенка соблюдению границ, когда мы просто рассказываем ему, как устроена жизнь. Когда мы говорим: не надо шуметь, если бабушка спит – вот это пример, когда мы учим его соблюдать границы другого человека. Когда мы не хватаем его рисунок со стола, а сначала говорим: можно я посмотрю. Когда он тянет руки к нашему телефону, мы говорим: я не дам, это мой телефон. Когда мы спрашиваем у него разрешения закапать ему нос. Если он не хочет, мы как-то договариваемся, даже можем настаивать, но мы не напрыгиваем на него, схватив внезапно. Это и есть уважение к границам. Когда мы спрашиваем, чего он хочет, чего не хочет. Когда даем ему самостоятельно сделать заказ в кафе – вот это и есть формирование границ и примеры, как эти границы отстаивать».

Насилие в семье: кто виноват и что делать?

За насилие в семье несет ответственность только абьюзер / istockphoto.com

«Жертвой абьюза может стать абсолютно любой, и не обязательно для этого иметь похожий детский опыт. Это не так. На стадии романтической влюбленности мы все поворачиваемся друг к другу лучшими сторонами, а потом можно обнаружить у партнера такие стороны, о которых никто даже предполагал. Поэтому тут важно не сводить все к опыту жертвы, а все-таки понимать, что ответственность лежит на абьюзере, и от попадания в такую ситуацию не застрахован никто.

Прежде всего, важно знать, как это  выглядит и  как называется. Что это не про «бьет – значит любит» или «ах так любит, что с чувствами не справляется». И не про то, что он бедный-несчастный, просто очень эмоциональный. Что есть какие-то вещи, которые делать нельзя. Если человек раз за разом делает то, что нельзя – его обязанность и ответственность обратиться ха помощью. Пойти к психотерапевту и сказать: я не справляюсь со своими чувствами. На это могут быть причины, например, п посттравматический синдром. Но если человек ответственен за свое поведение, он обращается за помощью, а не говорит: вы меня довели.

Если вы понимаете, что оказались в таких отношениях, нужно искать поддержки и помощи, потому что это действительно опасная ситуация. Любой абьюз имеет склонность к эскалации, особенно в ситуации, когда тот, кто пострадал пытается уйти из этих отношений. Поэтому прежде всего нужно подумать о том, кто вам может помочь, задействовать семью, друзей, специалистов. И если человек не берет на себя ответственность за свое поведение и не собирается ничего с этим делать, то думать о свое безопасности. Это не тот случай, когда нужно думать о том, как сохранять отношения.

Вам также будет интересно почитать:

«До сих пор женщинам «разбивают» грудь»: Ксения Соловей – о мифах и трех китах грудного вскармливания

«Не бойтесь из него вырастить неженку!»: 20 советов по воспитанию сына от Маргариты Сичкарь

 


Облако тегов


Материалы по теме

Аудиосказки
x
Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее...
This website uses Cookies to ensure you get the best experience on our website. Learn more... Ознакомлен(а) / OK